Политическое выживание и политическое бессилие Асада

Политическое выживание и политическое бессилие Асада

Повестку дня на предстоящих мирных переговорах по Сирии будут определять РФ и Иран. Они же забрали фактическую власть в Сирии. Долго ли так будет продолжаться?Тегеран находится недалеко от Каспийского моря, Дамаск — от Средиземного. От одного города до другого около 1700 километров. Изрядная часть пути ведет через Ирак, а именно, через ту часть страны, где до недавнего времени действовали, и частично действуют до сих пор, террористические отряды "Аль-Каиды" и "Исламского государства". Перемещаться по этому пути — определенный риск.

Альтернатива — ехать морем. Этот маршрут ведет по югу Ирана через Персидский залив вокруг Аравийского полуострова, по Суэцкому каналу и далее по Средиземному морю. Это долгий, трудоемкий путь, и поэтому с военной точки зрения не представляет интереса, если нужно действовать быстро.

А для Тегерана действовать нужно быстро, когда речь заходит об иранском вмешательстве в сирийский конфликт. Не один год Иран активно участвует в войне на стороне сирийского президента Башара Асада, воюя против повстанцев. Наряду с Россией Иран остается важнейшим покровителем Асада. Для этого необходимо использовать кратчайший путь — воздушный.

Начиная с 2015 года, пишет издание Critical Threats ("Критические угрозы") консервативного американского исследовательского центра American Enterprise Institute, Тегеран с помощью государственных и частных авиалиний наладил соответствующее воздушное сообщение. "Интенсивность зарегистрированных полетов связана с интенсивностью боев в сам? й Сирии. И маловероятно, что самолеты перевозят только товары для гражданских нужд", — указывается в материале Critical Threats.

Слуга двух господ

Когда 3 мая в Астане начнется очередной раунд инициированных Москвой и Тегераном переговоров по Сирии, представители правительства Асада точно поймут, что они — гости своих важнейших военных спонсоров, которых режим должен благодарить за политическое выживание. Многое говорит о том, что Асад без поддержки Ирана и России уже давно бы ушел в отставку.

Но вероятно и то, что оба государства-покровителя могут защищать сирийского президента только совместно. Поодиночке у них на это не хватило бы сил. И у Асада нет иного выбора, чем соответствовать ожиданиям обоих партнеров. Если бы он этого не делал, ему бы дали почувствовать, кто именно удерживает власть в Сирии.

В аналитическом материале американского Institute for the Study of War от марта 2017 года устанавливается, какую роль играет Иран в пребывании Асада у власти. Вместе с тем кажется, что ни Иран, ни Россия не сотрудничают с правительством Асада за неограниченную власть в Сирии.

"Россия, Иран и режим Асада не могут взять под контроль салафито-джихадистские укрытия и удерживать их продолжительное время. Для этого им не хватает как кадровых, так и стратегических ресурсов", — говорится в материале Institute for the Study of War. Следовательно, военная роль двух государств ограничена, однако, по мнению исследователей, в другом это ничего не меняет: "Иран и Россия плотно увязли в структуре сирийского государства".

Осложненный баланс

Баланс военных сил сирийских правительственных войск весьма осложнен. По оценке Institute for the Study of War, с начала военных действий шесть лет назад численный состав сирийской армии сократился с изначально 100 тысяч человек на 60-70 процентов. Но в эту группу включены также и другие силы: военные из-за рубежа, различные спецслужбы и добровольческие объединения сирийских алавитов.

Регулярные силы сирийской армии в большинстве своем расформированы, на их месте возникли военизированные части, плавно переходящие в преступные сети. Однако развал постоянной военной структуры в сочетании с распространением партизанской войны также обеспечивает режиму выживание.

Преступные структуры

Такие группировки поддерживаются со стороны военных, находящихся под командованием Ирана. Они состоят из членов иранских революционных бригад, боевиков "Хезболлах" и шиитских добровольцев из Ирака и Афганистана. Около 10 тысяч таких военных принимали участие в операции по возвращению под контроль западной части Алеппо.

Группировки частично руководствуются финансовыми интересами, частично — их участники были рекрутированы религиозными учебными центрами, созданными Ираном, утверждают специалисты Institute for the Study of War. Управление этими группами осуществляют военные оперативные центры в городах Латакия и Даръа, также возглавляемые Ираном.

Сторонние наблюдатели

Значение этих группировок велико и потому, что Россия воздержалась от введения в Сирию наземных войск. Для того, чтобы избежать потерь среди своих военных, Москва преимущественно посылает в Сирию воздушные силы. Это поддерживает Иран, который проводит основную работу на земле.

Для режима Асада помощь двух государств-покровителей знаменует политическое выживание — и при этом также его политическое бессилие. Уже во время первых мирных переговоров в Астане, в январе 2017 года, представители Асада были скорее сторонними наблюдателями, чем переговорщиками, имеющими дипломатический вес. Ничто не указывает на то, что это изменится на новых переговорах. Формально Асад до сих пор у власти в Сирии. Однако фактически ее уже давно взяли в свои руки другие.


ТОП новости

Вход

Меню пользователя